SeTup (setup) wrote,
SeTup
setup

Categories:

С Олёшина к Топам и дальше (из беломорского дневника)

Переход от острова Олёшин к Топам прошел благополучно. Несколько раз пересекали линии, где высота волны достигала почти метра, но она была пологой, и только у острова пришлось побороться со встречным ветром и зыбью от двух сталкивающихся течений, огибающих остров.

На самом удобном пологом камне с подветренной стороны нас ждал симпатичный усатый тюлень-нерпа. Он нехотя покинул насиженное место, но остался неподалеку, наблюдая за нашими действиями, то отплывая, то возвращаясь. К ночи за нами следили уже 7 или 8 голов. Эти "морские люди" высовывались по плечи, кувыркались в воде, выползали на берег. Своим присутствием они очень нас развлекали на этой небольшой плоской скале с заброшенным маяком, где чайки выводят птенцов, а ящики с аккумуляторами растащили туристы по всей площади острова. Это мы выяснили, обследовав остров и поднявшись на маяк. Боря развел костер возле гранитной стены, мы поели, попили чай и легли спать под открытым небом, на котором не было уже ни облачка. Боря спросил, зачем я пытаюсь укрыть спальник непромокайкой, я ответил: "На случай дождя". На это Боря воскликнул: "Да ты небо-то посмотри!" Я попытался рассмотреть что-нибудь в безмятежной золотисто-голубой вышине, а потом, доверясь своему чутью шамана, положил эту тяжелую мягкую куртку под спину.

В море торчала голова тюленя, следившего за нами, в небе носились две чайки, гнездо которых мы позже нашли возле места стоянки. Там в угол забился белый пушистый птенец. Боря тогда погладил его и сказал, что теперь он вырастет и не будет бояться людей, потому что мы его погладили и ничего не сделали. Однако родителей птенца, видимо, в детстве никто не гладил, и они устало кружили над нами, перекликивались друг с другом и ребенком, не решаясь приблизиться и сесть. Тем более, что дым от костра поднимался как раз над гнездом, сносимый ветром. Слушая эти печальные крики и глядя на море, я ворочался, пока не уснул. Какой-то внутренний толчок вдруг заставил открыть глаза.

Облако над горизонтом окантовывалось по краю яркой рассветной полосой, и тонкий краешек солнца показался над морем. С глухим стоном я протянул руку за лежащим рядом кофром. Стон вырвался оттого, что при попытке шевельнуться заныли все суставы в позвоночнике. Доснял пленку, прошелся вокруг лагеря, передал Жене, попросившему воды, бутыль, стоящую возле Бори. После чего вновь забрался в спальник, где и валялся потом дольше всех, не желая шевелиться. Однако мысль о том, что остальные тоже не прочь бы поваляться, воззвала к моей спящей совести, и та проснулась. Я даже, кажется, что-то из вещей перенес на корабль, на том и успокоился. Завтракали мы чуть разбавленным вчерашним пюре и чаем. Погода была безоблачная, мы не очень спешили с отплытием. Тюлени, отсутствовавшие с утра, порадовали нас, приплыв попрощаться. Суровое, обожженое солнцем лицо Бориса просветлело, и мы все втроем улыбнулись тюленям. Во время перехода к Большому Соловецкому острову мы с Борей наблюдали, как у Жени шевелятся губы - он, видимо, беседовал с кем-то невидимым или просто пел детские песенки.

Море было спокойным, и десятикилометровое путешествие заняло примерно полтора часа.

"Вот, Сережа, - сказал Борис, - сейчас мы войдем в бухту Благополучия".

У причала нас уже ждали Оля с Андреем. Радостно все пообнимались, а Женя вдобавок гулко стукнул Олю по спине кулаком. Звук, похожий на выстрел пушки прибрежной крепости, пронесся над Соловками. О, женские спины, сколько всего выносите вы на своих плечах! Маяк на Топах, почти невидимый в дымке, снова стал похож на комариный хоботок. Туда-сюда сновали люди, катера и тпелоходики. Мы, переодевшись и спокойно оставив у берега катамараны со всеми вещами, отправились впятером пить пиво и делиться новостями, попутно составляя план дальнейших действий.

Сидели в полутемном павильоне бара, наслаждаясь отсутствием качки и шума. Поначалу в голове кружилось и шумело от морского воздуха, от полуторачасового гула мотора, качки. По мере увеличения количества пустых банок на столе, в голове нарастали головокружение и шум - уже от пива.

Вышли на улицу - народ, голоса, все куда-то едут или идут. Монастырские стены белеют, по башенкам, одетым в строительные леса, бродят рабочие, стуча инструментами.

К нашим катамаранам подъехала муреновая Нивка с наклейкой на двери "Северное морское товарищество" (http://www.solovki.info/?action=topic&id=2; http://www.solovki.info/?action=archive&id=66) - я еще из бара видел, как она проезжала пару раз туда-сюда. Водитель - высокий худощавый мужчина в синем раббочем комбинезоне, ясными голубыми глазами и очень деятельно-радушными манерами. Это был Дима Лебедев, встречи с которым так ждал Евгений, безуспешно звонивший ему по сотовому. (http://www.solovki.info/?action=archive&id=246; http://www.ng.ru/ideas/2003-05-16/10_solovki.html; http://www.liter.net/anons/060621_solovki_dom-kino.doc; http://solovki.info/?action=archive&id=55#lebedev)

Дима ведет на острове большую работу по восстановлению исторических ценностей Соловецких островов, по воспитанию молодежи, строит и спускает на воду корабли, возводит, ремонтирует и т.д.

Очень активный человек, который понимает, что прибыли его предприятия здесь не принесут, да он и не стремится к этой прибыли, по всей видимости.

Дима предложил отвезти Женю к леснику за разрешением стоянки на островах. Лесник оказался высокой рыжеволосой женщиной :), которая сразу узнала Женю, и они быстро договорились о местах на острове, где нам можно будет остановиться лагерем. Причем некоторые предложенные Женей места были категорически отвергнуты со словами: "Нашим пожарным туда слишком далеко добираться, если что..."

Я покамест полистал фотоальбом лесничества, поразглядывал агитки на стенах. Потом сфотографировал Женю и лесника около карты острова. На том и расстались, сказав, что после нас еще за все время многочисленных путешествий не было ни одного пожара... кажется.

Обратно к катамаранам шли пешком. Это оказалось близко, несмотря на то, что путь показался длинным из-за понятных проблем, связанных с количество выпитого пива. Грело солнышко, дул ветерок, и все шло хорошо. Оставалось получить разрешение, вернее благословение на посещение острова Анзер. Его мог дать начальник иммигрантской службы монастыря или настоятель. Но сами мы к ним, конечно, идти не могли, поэтому ждали Василия Матонина (http://www.solovki.info/?action=archive&id=182; http://www.arhpress.ru/ps/2002/5/18/16.shtml; http://writers.aonb.ru/person/index.phtml?id=28; http://rubtsov.id.ru/premia/laur_matonin.htm; http://www.hrono.ru/slovo/2003_01/matonin01_03.html), который издает с помощью издательства "Фолиум" (http://www.folium.ru) историко-литературный альманах "Соловецкое море", в котором собираются исторические, духовные очерки, статьи, стихи.

Искупавшись в монастырском озере, мы отправились к дому Димы, где обнаружили его и Василия с макетом яхты "Святой Петр" в руках. Они собирались отнести этот макет в "амбар для гребных судов" - помещение для ремонта монастырских баркасов, восстановленное из руин Товариществом во главе с Димой и Василием.

Мы вызвались помочь и сопровождать, в результате нам показали строящуюся, чуть уменьшенную копию этой яхты, на которой Петр I впервые вышел в Белое море и посетил Соловецкие острова. Также нам показали и еще одно судно, построенное руками Дмитрия и товарищей.

Название его - "Историк Морозов" - посвящено памяти Сергея Васильевича Морозова - человека, посвятившего себя восстановлению истории Соловецких островов и Белого моря... Макет несли сами Дима и Василий, а мы толпой шли вокруг.

После экскурсии по верфи и кораблю отправились с Василием в монастырь получать благословение, а Женя остался пообщаться с Димой насчет бензина.

По монастырю бродили долго - нужный человек никак не находился, а потом выяснилось, что он ушел куда-то с экскурсией. В монастыре все говорит о том, что восстановительные работы начались не так уж и давно - свежая побелка перемежается со стенами из старого кирпича, который того и гляди вывалится под ноги туристам. Иконы в храме свежеписаные, строительные леса повсюду, студенты, добровольцы и ругающиес матом наемные рабочие. Жарко, сонно, в залах экспозиции музея темно и сыро, но туда удалось только мельком заглянуть - билеты продаются на входе, а мы зашли через задний двор, где ремонт и монастырский двор. Тут, как и везде, не обходится без дрязг - музей и монастырь пытаются делить земю и прибыль от туристов.

Купил сувениров в ларьке, соблазнив последовать моему примеру и Борю с Олей.

Василий нырял то в одну, то в другую дверь, утешал нас тем, что в крайнем случае все решится простым визитом к настоятелю, который не сможет отказать издателю Соловецкого альманаха в такой просьбе. Ведь многими авторами альманаха являются и служители монастыря, да и Дмитрию настоятель обещал содействие в таких просьбах. В конце концов Василий, в двенадцатый раз переспросив нас отчество Жени, отправил нас обратно на причал, попросив подождать его прихода с разрешительными бумагами, которые он все равно в любом случае получит. По дороге туда нас догнала Нивка Димы уже с прицепом, где были матрасы для кадетов, которых привез из Севастополя молодой лейтенант - воспитание духа и патриотизма, и все такое. Пока общались с Димой, нас догнал Женя, несший две канистры с бензином, а потом подоспел и Василий.

Договорившись снова о том, что мы ждем Васю на причале, отправились туда пить пиво и думать о судьбе. Наши размышления подошел разделить симпатичный рыжий длинношерстный таксик с аккуратно постриженным хвостом, но грязный, и худой и гордо-самостоятельный. Женька предложил ему угощение на выбор - соленый арахис и подкопченые сухарики. Пес брал с ладони угощение и вежливо сплевывал в траву.

Так и сидели, ходили в магазин, в кафе, ждали. Василий приехал радостный на велосипеде и сообщил, что все замечательно, как и ожидалось - благословение ему дали, правда взамен ему пришлось пообещать дать несколько лекций по истории студентам, работающим на реставрации монастыря. Но он, якобы, так и рассчитывал, и это даже хорошо.

Вася очень ласково приглашал всех вечером к Диме пить пиво, но мы, в лице Жени, так же ласково отказались и начали погрузку на катамараны. К нам еще раз заглянул Дима, одновременно с ним обратно по каким-то делам проехал Вася на велосипеде, все уже в третий раз горячо и дружески попрощались. Вскоре мы и отчалили.

Боря совершенно освоился с техникой запуска мотора, и он завелся со второго рывка. Двое мальчишек лет одиннадцати внимательно наблюдали, как мы обходим кругом катамаран Жени, цепляем его буксиром и уходим в море. Наверное тоже мечтали о путешествии...

http://setup.livejournal.com/116806.html (фотографий там уже нет)
http://setup.livejournal.com/108445.html#cutid1
http://setup.livejournal.com/94153.html#cutid1
http://setup.livejournal.com/93936.html#cutid1
http://setup.livejournal.com/51913.html#cutid1
http://setup.livejournal.com/42826.html
http://argonavt.narod.ru/kuzova.html (не моё, естественно)

**** и тут почему-то ссылка на рецепт Тирамису ****
http://setup.livejournal.com/45500.html
Tags: Белое море
Subscribe

  • Я вернусь, мама!

    Освенцим. Дети. Чищу чёрные сапоги. Пояс опять провис от кобуры. Недоволен формой – мешок для картошки, а не форма. Выхожу в свет софитов. Тысячи…

  • Нет повести печальнее на свете...

    Театр не меняет мир, он его показывает. Изменять мир должны люди... Шекспир в переводе Пастернака Князь. ... Где вы, непримиримые враги, И спор…

  • (no subject)

    При встрече с Валерием Романовичем регулярно передавал приветы от Изольды Васильевны Хвацкой (они начинали вместе на Воробьевых горах) и от него…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments